воскресенье, 28 октября 2007 г.

Авиадиспетчер.

Персонаж, за которого я больше всего переживала – Кейз Бейкерсфелд, брат директора аэропорта, по профессии диспетчер, со стажем работы 15 лет. Дело в том, что именно в эту злосчастную ночь, когда и без того была масса дел, Кейз Бейкерсфелд решил уйти из жизни. Причиной этому было чувство вины, которое лежало на его душе тяжелым бременем на протяжении многих лет. За это время Кейз ни с кем, ни разу не говорил о том, что на самом деле тогда случилось и что так сильно заставляло его мучаться.

Он окончательно решил для себя, что доработает последнюю смену, закроется в номере отеля и примет смертельную дозу снотворного. Он пришел к этому выходу, потому что посчитал, что ничто не сможет избавить его от сознания, что когда-то по его вине (оттого, что он на несколько минут позволил себе расслабиться) погибли люди, семья, где было двое детей. Все время он возвращается к мысли, что совсем скоро его не станет, он постоянно нащупывает ключ от номера в своем кармане, надеясь спокойно довести смену и сделать то, что давно намеревался. Однако, обстоятельства складываются так, что именно ему поручают посадить самолет, терпящий крушение. Посадка далеко не из легких, но он проводит ее блестяще, после чего что-то в его душе меняется… (любимое место из всей книги, я жутко переживала)

Глава 17

Взглянув на часы в радарной, Кейз Бейкерсфелд увидел, что до конца смены осталось еще полчаса. Ему было все равно.

Он отодвинул табурет от консоли, снял наушники и встал. Окинул взглядом комнату, понимая, что видит все это в последний раз.

- Эй, - окликнул его Уэйн Тевис, - в чем дело?

- Вот, - сказал ему Кейз, - возьми. Кому-нибудь пригодятся.

Он сунул наушники в руки Тевису и вышел из комнаты. Кейз понимал, что должен был так поступить много лет тому назад.

Он чувствовал какую-то странную приподнятость, почти облегчение. И, выйдя в коридор, подумал: отчего бы это?

Не потому же, что он посадил рейс два: на этот счет иллюзий у него не было. Да, конечно, Кейз квалифицированно провел посадку, но любой другой на его месте провел бы ее так же, а может быть, и лучше. И притом события сегодняшнего дня - как он и предугадывал - ничего не изменили: ни искупить прошлое, ни зачеркнуть его они не могли.

Не имело значения и то, что ему удалось преодолеть внутреннюю скованность, которая охватила его десять минут тому назад. Все было ему сейчас безразлично - он только хотел побыстрее отсюда уйти. Ничто не могло поколебать его решения.

Быть может, подумал он, тут помогла ярость, внезапно овладевшая им несколько минут тому назад, мысль, которой он прежде ни на миг не допускал, что он ненавидит авиацию, всегда ненавидел. Сейчас, с опозданием на пятнадцать лет, он пожалел, что не понял этого раньше.

Он вошел в гардеробную, где стояли деревянные скамьи и висела заклеенная объявлениями доска. Открыл свой шкафчик и снял с вешалки костюм. На полках лежало несколько его личных вещей. Пусть они лежат. Ему хотелось взять с собой только цветную фотографию Натали. Он осторожно отодрал ее от дверцы шкафчика.

Натали - в бикини; озорное смеющееся лицо эльфа в веснушках... распущенные волосы... Он посмотрел на снимок и чуть не расплакался. За паспарту фотографии была заткнута записка:

"Я счастлива, милый, что нежность и страсть

Имеют над нами по-прежнему власть".

Кейз сунул снимок и записку в карман. Остальные вещи кто-нибудь выбросит отсюда. А ему не нужно ничего, что напоминало бы об этом месте.

И вдруг он замер.

Замер, осознав, что незаметно для самого себя пришел к новому решению.

Он еще не знал, к чему это решение приведет, каким оно покажется ему завтра, и даже - сможет ли он жить, приняв его. Но если не сможет, выход у него всегда есть: бежать из жизни с помощью таблеток, лежащих в кармане.

А пока главное то, что он не пойдет в гостиницу "О'Хейген". Он поедет домой.

Только одно он теперь уже знал твердо: если он останется жить, авиации в его новой жизни не будет места. Правда, осуществить это не так-то просто, как уже обнаружили до него многие, кто раньше работал диспетчером.

"И даже если удастся вырваться, - сказал себе Кейз, - учти: прошлое то и дело будет напоминать о себе". Он будет вспоминать международный аэропорт Линкольна, Вашингтонский центр в Лисберге - и то, что произошло и здесь и там. Можно от всего убежать, но нельзя убежать от воспоминаний. А воспоминания о гибели семейства Редфернов... о маленькой Валери Редферн... никогда не покинут его.

Однако память ведь приспосабливается - правда? - ко времени, к обстоятельствам, к реальности жизни. Редферны мертвы. А в Библии сказано:

"Пусть мертвые хоронят своих мертвецов". Что было, то прошло.

И Кейз подумал: может быть... может быть... теперь... он сумеет жить, если будет думать прежде всего о Натали и о своих детях, а Редферны останутся грустным воспоминанием, и только.

Он не был уверен, что ему это удастся. Не был уверен, что у него хватит моральных и физических сил. Давно прошло то время, когда он вообще был в чем-то уверен. Но попытаться можно.

Он сел в лифт и спустился вниз.

На дворе, по дороге к своей машине, Кейз остановился. Движимый внезапным импульсом, сознавая, что, может быть, позже он пожалеет об этом, Кейз вынул из кармана коробочку и высыпал таблетки в снег.

суббота, 27 октября 2007 г.

Артур Хейли "Аэропорт"


Вчера дочитала «Аэропорт» Артура Хейли. Моему восторгу нет предела. Это произведение совсем не похоже на все, что я читала до этого. Оно поражает количеством информации касательно работы аэропорта. У меня такое чувство, что я лично всю жизнь там провела и знаю не наверняка, а точно, как работают снегоочистительные машины, как ремонтируют самолеты, что обязаны делать таможенники, стюардессы, и какие меры должен, в первую очередь, предпринять главный пилот при пробое корпуса самолета.

Казалось бы, довольно мальчиковая книга: самолетики, механики, масса новых терминов, относительная сухость повествования. По идее, девочек такое не занимает. Ан-нет, Артур Хейли тут всем угодил. Блестяще описаны совершенно разные типы людей. Причем, я для себя отметила, что с 70х годов, когда эта книга вышла в свет, не многое изменилось, характеры те же. К примеру, Миссис Ада Квонсетт - хитрющая старушка-безбилетница, готовая пойти на любую авантюру, чтобы бесплатно прокатиться в туристском классе, с полноценным обедом и просмотром фильма. Или взять ту же Банни - симпатичная женщина - страховой агент, с пышным бюстом и глубоким декольте, которое повышает уровень доверия клиентов и их количество. Отношения мужчины и женщины, человека и работы, эмоции перекликаются с описанием функционирования отлаженного механизма огромной махины под названием аэропорт. В этом случае выражение «в разрезе» будет к месту, потому что очень уж подробно и досконально, учитывая каждую деталь пытается автор обрисовать общую картину. Как у некоторых людей порой внешнее спокойствие перекликается с гневом, смятением, отчаянием, которое никто никогда не сможет распознать, так и в аэропорту обычному пассажиру трудно будет почувствовать, что что-то идет не по плану, что руководство буквально «стоит на ушах» и персонал работает сверх нормы.

Встретила новый для меня способ повествования. Я бы назвала его супердинамичным, потому что по ходу чтения ни одна сюжетная линия не доводится до конца, что держит в жутком напряжении. Только начинает вырисовываться какая-то четкая картина, к примеру, отношений Мела Бейкерсфелда и Тани, и уже вроде как интуитивно догадываешься, что будет дальше, судорожно переворачиваешь страницу за страницей, желая поскорее узнать, что же там все-таки случится. Вдруг, совершенно неожиданно, на самом интересном месте глава заканчивается, и действие переносит читателя уже на взлетно-посадочную полосу, откуда команда механиков отчаянно пытается убрать самолет, завязший в грязи. Как только переключаешься и начинаешь жить уже этим сюжетом, опять двадцать пять - конец главы и автор считает, что тебе просто необходимо узнать о неком мистере Д. О. Герреро, его жизни и причинах, что привели его вместе с множеством других людей именно в тот день, в тот аэропорт.

Конец отличный! Множество линий сходятся в одной точке, все становится предельно ясным и логичным. К счастью, все обходится! Для меня эта новость – главная. Автор молодец. Чисто по-мужски не стал рассусоливать, что там со старушкой и всеми остальными героями, с их любовями. Мужик чисто по делу написал про генерального директора – Мела Бейкерсфелда, про перспективы роста и дальнейшее развитие аэропорта, решив поставить на этом точку. Что ж. Я его за это уважаю! Оставил читателям возможность самим решать, как разовьются события далее и какая жизнь будет у каждого из героев после случившегося… Что касается меня, то я за мир во всем мире, как обычно. :)

А еще я теперь точно уверена в том, что ничего не случается просто так. Десятки, сотни, тысячи хитросплетений обстоятельств ведут к даже самому незначительному происшествию. Если что-то имеет в нашей жизни место, значит это кому-то нужно и значит именно так оно должно быть…

Естественно, я слышала про фильм «Аэропорт», снятый по книге. И решила попытать счастья на ютубе. Посмотрела я трейлер (между прочим, 70го года, раритет еще тот; считаю, что мне повезло), потом еще один отрывок как раз с развязкой событий, а главное, с миссис Квонсетт (мне очень понравилась актриса). Однако, ничего, кроме улыбки у меня увиденное не вызвало. И тогда я задумалась, насколько же кино развилось за тридцать с лишним лет. Ведь когда-то подобные съемки с такими эффектами считались суперкрутыми, а мне сейчас смешно. Чисто для сравнения. По-моему все и так понятно. В хорошее время живем, должна заметить.

:)

понедельник, 22 октября 2007 г.

Не удержалась! Ох уж этот итальянский! До чего же красивый язык!



One moon. One star.


В Тарту выехала вечером, когда уже совсем стемнело. И мне повезло. Я смотрела на звезды и луну... Завораживающая картина! В наушниках играла любимая музыка...
Такие моменты хочется запомнить, положить в копилку лучших воспоминаний. Потому что они душу лечат.
Видимо, это мне в награду за сегодняшний, нелегкий в эмоциональном плане день.
Спасибо!

пятница, 12 октября 2007 г.

Учение, которое свет!


Вдруг из маминой из спальни, кривоногий и хромой...

...или как студентов таращит после бурной ночи, проведенной в попытках приобщиться к прекрасному.
Есть у нас предмет под названием British Society and Culture, проходит по пятницам в 8 утра. И однажды сказала преподаватель: "Да будет у вас тест 12 октября!" И, наверняка, все было бы кока-кола (подумаешь, 60 обществоведческих терминов назубок), если бы не было в этом некой интриги. А интрига заключалась в том, что именно к 12-му числу необходимо было написать сочинение-сухой анализ на 500-600 слов, со всем, кстати оформлением (за это вообще отдельное...). В общем, менее ловкие\ушлые имели сегодня потрясающую возможность испробовать вкус знаний и встретить рассвет. Мсн пестрил заголовками: "Uni saab kord läbi", "Close your eyes and do it for England", и "Кто-нибудь, верните мою крышу!".
Самое удивительное, но я себя отношу к более прытким, т.к. сегодня ночью я все-таки спала, чего не скажешь о других. Мсн работал все время, причем, когда я отлучалась на поспать, в онлайн-режиме была вся моя группа. Утром же, когда я проснулась (на дворе тем временем было 7:30), то ситуация нисколечки не изменилась, будто я никуда не уходила. В итоге, в 8:15 (а лекция начиналась в 8:30), одногруппница прислала письмо с сочинением (хочу заметить, что в 12 ночи, она только собиралась с мыслями) на распечатку со словами "endiselt kirjutasin".
Дальше - лучше!

Разговор в холле.
Действующие лица: Я (для друзей Дина), Вика-однокурсница (неформально, просто Куся).

В: Привет!
Я: Что?
В: Доброе утро, говорю!
Я: Скажи еще раз, я не понимаю.
В: Тебе хорошо, да?
Я: Аа, да, да! Доброе утро. :)

Я: Ты, я смотрю, тоже выспалась!
В: Слушай, я нереально торможу, я сейчас вообще ничего не соображаю.
Я: А! Так тебе систему рестартануть нужно.
В: (молчит, улыбается)
(задумалась, после паузы выдает) Мне, по-моему, стоит систему перезагрузить!
Я: (уже в истерике). Так я тебе и говорю СИСТЕМУ ТЕБЕ РЕСТАРТАНУТЬ НАДО!

Гомерический хохот.

Занавес.

А еще я не люблю, когда преподаватели путают слова 'text' и 'test'!

Доброе утро, планета!

вторник, 9 октября 2007 г.

Он такой тёплый....

У этого клипа фантастический эффект. Ощущение? Сравнимо с тем, как после изнурительной зимы первый лучик солнца касается щеки или, когда в холодный осенний вечер сидишь, укутавшись в плед, пьешь горячий шоколад и наблюдаешь, как свечка с запахом корицы наполняет комнату своим мягким светом. Я согрелась... и на душе тепло...

P.S. За это спасибо Юре, впрочем, как и за следующее:
Air- Once Upon a Time
Brian Eno - Just Another Day
Sigur Rós - Glósóli